Единственная ревность Эмер [ ]

Я рассеял мрак, скрывавшийЕго от глаз твоих, но этот взорПо-прежнему незряч. Эмер О муж мой, муж мой! Оборотень Не стоит звать: Он ничего не сознает — ни где он,Ни с кем. Входит Сида и останавливается у двери. Эмер Кто эта женщина? Эмер Так, значит, этот облик — лишь притворство,Обман? Оборотень Мечта — не ложь, а воплощенье;Пока способны юноши мечтать,Останется возможность возвращатьсяУ мертвых — и у тех, других теней,Что вовсе не жили иначе, какВ снах и мечтах.

Персонажи пьесы

Ты пробовала в губыЕго поцеловать — иль на грудиГлаву бесчувственную возлелеять? Этна Ингуба ОкликниЕго по имени. Этна Ингуба Я любима им,Как новизна, но, новизной пресытясь,Он возвратится к той, что верно ждетИ верит в возвращенье. Эмер Я и вправдуНадеюсь, что когда-нибудь мы вместеУ очага родного отдохнем,Как прежде.

Этна Ингуба Женщин, вызывавших страсть,Пресытившись, отбрасывают в угол,Как скорлупу разбитого ореха.

Читать бесплатно текст книги Единственная ревность Эмер автора Уильям Йейтс (1-я страница книги):: Бесплатные книги в электронном варианте.

Йитса из кухулинского цикла, представляющая собой воль-ную обработку древнеирл. Над умирающим Кухулином склоняются его жена Эмер и возлюбленная Этна Ингуба. Эмер рассказывает, как Кухулин по настоянию верховного короля вступил в бой и убил юношу-чужеземца, который оказался его сыном. Обезумев от горя, Кухулин стал сражаться с волнами на побережье, но могучий вал сбил его с ног и выбросил на берег см. Этна Ингуба целует любимого, но вместо Кухулина видит Оборотня это Брикриу — вольный дух из рода сидов.

Он предлагает вернуть Кухулина к жизни в обмен на отречение от него Эмер. Брошенная Кухулином Эмер отказывается, т. Тогда Брикриу вызывает призрак Кухулина, целующийся с сидой Фанд. Эмер отказывается от мужа, и тогда вместо Оборотня появляется Кухулин; он жив и радуется вместе с Этной Ингубой своему выздоровлению.

С угрозой войны в связи… А мне бы юность мою И девушку эту вблизи. Смутные кони скачут, взметаются копны грив, Бурей гремят копыта, мерцают белки их глаз. Север их обнимает, звездным шатром накрыв, Восток уступает радость, пока заря не зажглась. Запад вздохнет, прослезится матовою росой, А Юг уронит розы малинового огня.

Прильни ко мне, любимая, чтоб милого сердца бой Звучал над моим, сквозь путаницу мягких твоих волос. В тихих сумерках тонет все, что в любви сбылось.

ДВЕ ПЕСНИ ИЗ ПЬЕСЫ"ПОСЛЕДНЯЯ ревность ЭМЕР". I. Женская красота — словно белая птица,. Хрупкая птица морская, которой грустится.

Женская красота — словно белая птица, Хрупкая птица морская, которой грустится На незнакомой меже среди черных борозд: Шторм, бушевавший всю ночь, ее утром занес К этой меже, от океана далекой, Вот и стоит она там, и грустит одиноко Меж незасеянных жирных и черных борозд. Сколько столетий в работе.

Стихи. (В переводах разных авторов)

Самая большая электронная читалка рунета. Поиск книг и журналов Стихи. В переводах разных авторов Йейтс Уильям Батлер.

Единственная ревность Эмер; Перевод с английского Анны Блейз; Туманные воды; Перевод с английского Анны Блейз · Комментарии · The Shadowy.

Три Музыканта загримированные под маски. Призрак Кухулина в маске. Оборотень, имеющий обличье Кухулина в маске. Этна Ингуба в маске или загримированная под маску. Песня для развертывания и свертывания покрывала. Первый Музыкант Женская красота — словно белая птица, Хрупкая птица морская, которой грустится На незнакомой меже среди черных борозд: Шторм, бушевавший всю ночь, ее утром занес К этой меже, от океана далекой, Вот и стоит она там и грустит одиноко Меж незасеянных жирных и черных борозд.

Йейтс Уильям - Единственная ревность Эмер

Желая, чтобы у Кухулина появился наследник, и чтобы он перестал ухаживать за их жёнами, улады долго пытались найти Кухулину жену, но безрезультатно. Кухулин сам решил посвататься к Эмер, дочери Форгалла Манаха. Прибыв к Эмер, Кухулин беседует с ней загадками, желая показать свою образованность и хорошее воспитание: Эмер согласилась выйти замуж за Кухулина. Отец Эмер потребовал, чтобы Кухулин отправился за море учиться боевым искусствам, надеясь, что он не вернётся. Кухулин выучился у женщины-воина Скатах и вернулся на родину.

(У. Б. Йетс «Последняя ревность Эмер»). Но кроме этого (фр.). И так далее (нем.). Письменное показание, заверенное нотариусом.

Исчадья ветра, вы полны обманов И хитростей. Я не боюсь тебя! Оборотень Тут нет обмана: Эмер Да, не любима — и не устрашусь Потребовать, смотря тебе в лицо, Чтоб ты вернул его к живущим. Оборотень Я и пришел — за выкупом. Эмер Давно ли сиды стали торгашами? Оборотень Они берут взамен иное что-то, И это справедливо. Рыболов, Жены иль дочки, знает, что за них Пойдет в уплату лодка, сеть иль даже Молочная корова; есть такие, Что предлагают жизнь свою взамен.

А мне ни жизни, ни богатой вещи Не надо от тебя.

Алан Кубатиев - Джойс

Маясь в крови и в поту, — Чтобы такую Миру явить красоту? Но в отличие от двух названных поэтов он демонстративно придерживался анти-авангардной позиции в искусстве. Йейтс никогда не старался бежать впереди прогресса — наоборот, он считал делом чести хладнокровно игнорировать его, идти не в ногу, стоять на своем, искать будущее в прошедшем. За это его называли чудаком, не раз пытались особенно в тридцатые годы"сбросить с парохода современности".

В эпоху радио, аэропланов и профсоюзов он увлекался сказками, сагами о богах и героях, основывал какие-то загадочные эзотерические общества, искал истину в Каббале, в картах Таро, в индийской философии, сочинял философско-мистический трактат о вечном круговороте души и истории. Можно сказать, что в эпоху наступившего материализма Йейтс представлял собой передовой, далеко выдвинутый вперед аванпост самого упрямого и закоренелого идеализма.

Йейтс, Уильям Батлер. Две песни из пьесы"Последняя ревность Эмер" ( ) / У. Б. Йейтс Йейтс, Уильям Батлер. Из книги"Майкл Робартис и.

Есть спектакли, после которых думаешь: Есть спектакли, после которых можно рассказывать друзьям про чудесные и необычные декорации. Он удивительный, странный и по-своему очень красивый. Музыка, голос, свет, пластика движений, костюмы, мимика — всё это сливается в одно, переплетается, а потом затягивает тебя внутрь благо зальчик маленький и действие разворачивается совсем рядом. И ты как будто становишься частью происходящего.

Море, оно же Белый Музыкант, захлестывает тебя волнами которые потом стояли у меня перед глазами еще не один час. От духов, осаждающих суровую Эмер, пробегает дрожь, будто это тебя на два голоса убеждают расстаться с последней надеждой.

ДВЕ ПЕСНИ ИЗ ПЬЕСЫ «ПОСЛЕДНЯЯ ревность ЭМЕР»

Три Музыканта загримированные под маски. Призрак Кухулина в маске. Оборотень, имеющий обличье Кухулина в маске. Этна Ингуба в маске или загримированная под маску.

Купить книгу «Кот и луна» (Йейтс У.Б.) в Интернет-магазине Низкая цена, доставка курьером и почтой, самовывоз. Читать аннотацию.

Ведьмы, колдуны и ирландский фольклор Когда всю Европу охватила страсть к сверхъестественному, Ирландия не осталась в стороне от этого повального увлечения. В своей незавершенной автобиографии доктор Адам Кларк вспоминает, что, когда он учился в школе в Антриме а было это в конце века , школьный товарищ рассказал ему про книгу Корнелия Агриппы о магии и про то, что ее непременно нужно держать в цепях — иначе она поднимется в воздух и улетит.

А вскоре он прознал об одном крестьянине, у которого имелась эта книга, позднее же подружился с бродячим лудильщиком, у которого она тоже была. Как-то раз мы с леди Грегори рассказывали деревенскому старику о видениях одного нашего друга. Ирландские видения и оккультные теории значительно отличаются от английских и французских, ибо в Ирландии, как и в Северной Шотландии, до сих пор живучи древние кельтские мифы; впрочем, сходства куда больше, нежели различий.

Записанный леди Грегори рассказ о колдунье, которая в заячьем обличье заставляет гончих псов кружиться в бешеной пляске, вспоминают, пожалуй, чаще других ведьмовских историй. Ее рассказывают, наверное, в каждом селе, где сохранилась хотя бы слабая память о колдовстве. Эту же историю мы встречаем и в данных под присягой свидетельских показаниях на суде над Джулианой Кокс — старухой, обвиненной в колдовстве в г. Он присягнул, что отправился травить зайца со сворой гончих и неподалеку от дома Джулианы Кокс наконец заприметил зайчиху.

Собаки гнались прямо за ней по пятам и прогнали ее так три круга, пока наконец охотник, увидав, что зайчиха совсем выбилась из сил и устремилась к большому кустарнику, не побежал к тому кустарнику с тыла, чтобы поймать ее там и уберечь от псов.

Единственная ревность Эмер

Но тщетно он Сокрытых истин ищет в пыльных книгах, Слепец! Ты знаешь все, так почему бы Тебе не постучаться в эту дверь И походя не обронить намека? Он обо мне писал в экстравагантном Эссе — и закруглил рассказ на том, Что, дескать, умер я. Спой мне о тайнах лунных перемен: Правдивые слова звучат, как песня.

В творчестве, великого ирландского поэта-символиста Уильяма Батлера Иейтса ( – ) слились два поэтических течения – кельтского.

Маясь в крови и в поту, — Чтобы такую Миру явить красоту? Но в отличие от двух названных поэтов он демонстративно придерживался анти-авангардной позиции в искусстве. Йейтс никогда не старался бежать впереди прогресса — наоборот, он считал делом чести хладнокровно игнорировать его, идти не в ногу, стоять на своем, искать будущее в прошедшем. В эпоху радио, аэропланов и профсоюзов он увлекался сказками, сагами о богах и героях, основывал какие-то загадочные эзотерические общества, искал истину в Каббале, в картах Таро, в индийской философии, сочинял философско-мистический трактат о вечном круговороте души и истории.

Можно сказать, что в эпоху наступившего материализма Йейтс представлял собой передовой, далеко выдвинутый вперед аванпост самого упрямого и закоренелого идеализма. Где-то рядом партизанили Честертон и Киплинг, Толкиен и К?. Но если Киплинг, занявший конформистскую позицию по отношению к современности, обнаруживал романтику, скажем, в паровозах и машинах, то Йейтс не отдал бы за них ни лепестка своей увядшей розы, ни камешка старой башни. Как заболевший кот обшаривает всю округу в поисках особой травки — единственной, которая может его исцелить, — так Йейтс искал противоядие от низкого практицизма века где только мог — в фольклоре и античной философии, в оккультизме и теософии.

При всем при том он был ирландец — наследник древней кельтской традиции в литературе, духовный потомок друидов и бардов. Родина Йейтса — портовый город Слайго, на западе Ирландии. Его предки по материнской линии были моряками и купцами, по отцовской линии — священниками.

У.Б. Йейтс,"Единственная ревность Эмер"

Спалите сердце мне в своем огне, Исхитьте из дрожащей твари тленной Усталый дух: Развоплотясь, я оживу едва ли В телесной форме, кроме, может быть, Подобной той, что в кованом металле Сумел искусный эллин воплотить, Сплетя узоры скани и эмали,- Дабы владыку сонного будить И с древа золотого петь живущим О прошлом, настоящем и грядущем. Над долиной, над вязами, над рекой, словно снег, Белые клочья тумана, и свет луны Кажется не зыбким сиянием, а чем-то вовек Неизменным — как меч с заговоренным клинком.

Ветер, дунув, сметает туманную шелуху.

Стихотворения. Кельтский элемент в литературе. Rosa alchemica. Строй чувствБиблиотека Нон-фикшн читать электронные книги.

, , , ; , , . Когда я в первый раз попробовал перевести это стихотворение много лет назад , я еще не знал мудрого завета Анатолия Гелескула: Встану я и пойду, и отправлюсь на Иннисфри Почти то же самое, да не то. Небольшое изменение ритма, и интонация полностью поменялась. Вместо легкого, почти плясового размера у меня - торжественная поступь строки. Подумав, я понял, почему Сергеев сменил ритм. - выражение, взятое из Библии, точнее из евангельской притчи о блудном сыне:

Book 09 - The Hunchback of Notre Dame Audiobook by Victor Hugo (Chs 1-6)

Хочешь узнать, как можно реально справиться с проблемой ревности и устранить ее из жизни? Жми здесь чтобы прочитать!