Все Самое Лучшее Учащимся

Ревнивый эстремадурец Несколько лет тому назад из одного эстремадурского селения уехал идальго, сын благородных родителей, который, подобно блудному сыну, расточал свои дни и имущество в различных городах Испании, Италии и Фландрии; наконец, после долгих скитаний когда родители его уже умерли, а деньги были прожиты он очутился в великом городе Севилье, где нашел более чем удобный случай окончательно спустить то немногое, что у него еще оставалось. И вот, когда флотилии судов пришло время отправляться в Тьеррафирме [2] , он сговорился с адмиралом, припас дорожные вещи и камышовую подстилку, погрузился на корабль в Кадисе, осенил крестным знамением берега Испании, и суда при общем ликовании распустивши паруса, под легким попутным ветром снялись с места, через несколько часов потеряли из виду землю и вышли на широкую, привольную гладь великого отца вод, Моря-Океана. Наш путешественник погрузился в раздумье, припоминая все многочисленные и разнообразные бедствия, через которые он прошел за годы своих скитаний, и распущенность своего прошлого образа жизни; он строго отчитался перед собой и решил отныне изменить всю свою жизнь и совсем по-иному обходиться с тем достатком, который бог может послать ему в будущем, и гораздо скромнее, чем до сих пор, вести себя с женщинами. Корабли чуть было не попали в полную тишь в то самое время, когда душевная буря терзала Фелипо де Каррисалеса таково было имя того, кто является героем настоящей повести. Но ветер подул снова и с такой силой налег на корабли, что никому не позволил остаться на своем месте; тем самым и Каррисалесу пришлось прервать свои размышления и отдать всего себя заботам, неразлучным с путешествием, которое завершилось вполне счастливо, так что без всяких бед и несчастий все прибыли в гавань города Картахены. Оказавшись таким образом богатым и обеспеченным и поддавшись естественному для всякого человека желанию вернуться на родину, он решил пренебречь выгодными сделками, которые ему представлялись, покинул Перу, где он нажил свое состояние, перевел его в золотые и серебряные слитки, сдал их — во избежание неприятностей — по описи и поехал в Испанию. После высадки в Сан Лукаре он прибыл в Севилью, отягощенный годами и богатствами, получил в полной исправности свое добро и стал было разыскивать друзей, но все они вымерли; тогда он пожелал уехать на родину, хотя, правда, имел известия, что ни одного его родственника в живых уже не осталось. Когда он отправлялся в Америку, бедным и нуждающимся, его одолевали разного рода заботы, не давая ему ни минуты покоя в самой пучине морской, но и теперь, на мирной суше, заботы донимали его по-прежнему, хотя и совсем по другой причине. Если раньше он не мог заснуть от бедности, то теперь не спал от богатства, ибо богатство для того, кто к нему не привык и не умеет им распоряжаться, не меньшее бремя, чем бедность для человека, которого она никогда не покидает.

Мигель Сервантес – Назидательные новеллы

В нем с наибольшей силой выражены гуманистические идеи эпохи. Он принадлежал к идальгии и был сыном бедного лекаря. Недостаток средств помешал ему получить хорошее образование, но все же он окончил университет. Двадцати одного года Сервантес поступил на службу к папскому послу в Испании, кардиналу Аквавиве.

Назидательные новеллы (исп. Novelas ejemplares) — двенадцать небольших произведений, написанных Мигелем де Сервантесом между Лиценциат Видриера; Сила крови; ревнивый эстремадурец; Высокородная судомойка.

Обычно их подразделяют на две группы: Первые были самыми популярными новеллами в то время. К ним относят следующие новеллы: Новеллы реалистического характера рассказывают о реальных людях и реальном мире, нередко с умышленным порицанием. К ним относят новеллы: Тем не менее, чёткого подразделения нет.

, . .

охарактеризует свои новеллы сам Сервантес. Между тем основная их цель В новелле «ревнивый эстремадурец» Сервантес предстает перед нами.

А во всем виноват один мой приятель, из числа тех, которых в течение жизни я приобретал скорее своим характером, чем литературным даром. Что бы ему стоило, в самом деле как это у нас в обычае и в порядке , нарисовать или выгравировать меня на первом листе этой книги. Тем более, что знаменитый дон Хуан де Хауреги [1] , наверное, предоставил бы ему для этой цели мой портрет. Этим он удовлетворил бы и мое самолюбие и любопытство лиц, интересующихся тем, каковы черты и какова внешность человека, дерзающего всенародно, на площади мира, выступать со своими бесконечными замыслами.

Под портретом мой друг мог бы написать: Зовут его в просторечии Мигель де Сервантес Сааведра. Не один год служил он солдатом и пять с половиной лет провел в плену, где успел научиться терпеливо сносить несчастия.

Новеллы Сервантеса

И вот, когда флотилии судов пришло время отправляться в Тьеррафирме[ ], он сговорился с адмиралом, припас дорожные вещи и камышовую подстилку, погрузился на корабль в Кадисе, осенил крестным знамением берега Испании, и суда при общем ликовании распустивши паруса, под легким попутным ветром снялись с места, через несколько часов потеряли из виду землю и вышли на широкую, привольную гладь великого отца вод, Моря-Океана.

Наш путешественник погрузился в раздумье, припоминая все многочисленные и разнообразные бедствия, через которые он прошел за годы своих скитаний, и распущенность своего прошлого образа жизни; он строго отчитался перед собой и решил отныне изменить всю свою жизнь и совсем по-иному обходиться с тем достатком, который бог может послать ему в будущем, и гораздо скромнее, чем до сих пор, вести себя с женщинами.

Корабли чуть было не попали в полную тишь в то самое время, когда душевная буря терзала Фелипо де Каррисалеса таково было имя того, кто является героем настоящей повести. Но ветер подул снова и с такой силой налег на корабли, что никому не позволил остаться на своем месте; тем самым и Каррисалесу пришлось прервать свои размышления и отдать всего себя заботам, неразлучным с путешествием, которое завершилось вполне счастливо, так что без всяких бед и несчастий все прибыли в гавань города Картахены.

Оказавшись таким образом богатым и обеспеченным и поддавшись естественному для всякого человека желанию вернуться на родину, он решил пренебречь выгодными сделками, которые ему представлялись, покинул Перу, где он нажил свое состояние, перевел его в золотые и серебряные слитки, сдал их — во избежание неприятностей — по описи и поехал в Испанию.

В невеселой новелле-притче Лиценциат Видриера рассказывается, как два и Кортадильо" фарс,"ревнивый эстремадурец" психологическая новелла, .

Стихотворные переводы - Михаил Лозинский Подготовка текста: Правда; Москва; Оригинал здесь: А во всем виноват один мой приятель, из числа тех, которых в течение жизни я приобретал скорее своим характером, чем литературным даром. Что бы ему стоило, в самом деле как это у нас в обычае и в порядке , нарисовать или выгравировать меня на первом листе этой книги. Тем более, что знаменитый дон Хуан де Хауреги [1], наверное, предоставил бы ему для этой цели мой портрет. Этим он удовлетворил бы и мое самолюбие и любопытство лиц, интересующихся тем, каковы черты и какова внешность человека, дерзающего всенародно, на площади мира, выступать со своими бесконечными замыслами.

Под портретом мой друг мог бы написать:

Назидательные новеллы читать онлайн

Стихотворные переводы - Михаил Лозинский. Несколько лет тому назад из одного эстремадурского селения уехал идальго, сын благородных родителей, который, подобно блудному сыну, расточал свои дни и имущество в различных городах Испании, Италии и Фландрии; наконец, после долгих скитаний когда родители его уже умерли, а деньги были прожиты он очутился в великом городе Севилье, где нашел более чем удобный случай окончательно спустить то немногое, что у него еще оставалось.

Увидев себя без денег и почти без друзей, он прибегнул к средству, к которому прибегают многие другие прометавшиеся люди этого города, а именно к поездке в Америку - пристанище и убежище для людей, потерявших последние надежды в Испании, спасение для бунтарей, вольный рай для убийц, укромное и удобное место для игроков, которых люди, сведущие в этом деле, называют"сиертос" , великий соблазн для распутных женщин, а вообще мало кому помогающее средство.

ревнивый эстремадурец Высокородная судомойка Две девицы Сеньора Корнелия Обманная свадьба Новелла о.

Размер шрифта — Это вы, вы, госпожа моей души, и останетесь ею, мое сокровище, столько лет, сколько господь нам назначит! И Родольфо снова ее обнял, я снова посыпались на обоих поздравления и благословения. А затем приступили к ужину, и появились музыканты, заранее приглашенные для торжества. В своем сыне Родольфо, как в зеркале, узнал самого себя; оба деда и обе бабушки проливали радостные слезы; во всем доме не было уголка, где не царили бы счастье, радость и веселье.

И хотя ночь быстро летела на своих черных крыльях, Родольфо казалось, что она не летит, а ползет словно на костылях, — так хотелось ему остаться поскорей наедине со своей супругой. Наступил наконец и этот желанный час, потому что для всякого желания он рано или поздно приходит. Все легли спать, и весь дом погрузился в молчание, но никому не удалось бы замолчать истинность рассказанного нами происшествия: А устроилось все это соизволением неба и силой крови, что была пролита на глазах доблестного, славного и благочестивого деда маленького Луиса.

ревнивый эстремадурец Несколько лет тому назад из одного эстремадурского селения уехал идальго, сын благородных родителей, который, подобно блудному сыну, расточал свои дни и имущество в различных городах Испании, Италии и Фландрии; наконец, после долгих скитаний когда родители его уже умерли, а деньги были прожиты он очутился в великом городе Севилье, где нашел более чем удобный случай окончательно спустить то немногое, что у него еще оставалось. И вот, когда флотилии судов пришло время отправляться в Тьеррафирме [ ] , он сговорился с адмиралом, припас дорожные вещи и камышовую подстилку, погрузился на корабль в Кадисе, осенил крестным знамением берега Испании, и суда при общем ликовании распустивши паруса, под легким попутным ветром снялись с места, через несколько часов потеряли из виду землю и вышли на широкую, привольную гладь великого отца вод, Моря-Океана.

Наш путешественник погрузился в раздумье, припоминая все многочисленные и разнообразные бедствия, через которые он прошел за годы своих скитаний, и распущенность своего прошлого образа жизни; он строго отчитался перед собой и решил отныне изменить всю свою жизнь и совсем по-иному обходиться с тем достатком, который бог может послать ему в будущем, и гораздо скромнее, чем до сих пор, вести себя с женщинами.

«Новеллы Сервантеса»

В нем с наибольшей силой выражены гуманистические идеи эпохи. Все это делает Сервантеса одним из самых глубоких реалистов, каких знает европейская литература эпохи. Он принадлежал к идальгии и был сыном бедного лекаря.

Т. 2: ревнивый эстремадурец. Подставная тетка. Высокородная судомойка. Две девицы. Сеньора Корнелия. Обманная свадьба. Новелла о беседе.

Родители его были бедны, но дали ему хорошее воспитание. Юный Сервантес учился сначала в своем родном городе, потом в Мадриде и Саламанке, обратил на себя любознательностью и поэтическим талантом внимание учителей. Бедность заставила его искать счастья за границей. Кардинал Аквавива, приезжавший по поручению папы в Мадрид, взял его в свою службу.

Через Каталонию и Прованс Сервантес поехал с Аквавивой в Рим, оставался там некоторое время на его службе, а потом поступил в испанское войско, которое должно было плыть из Италии на войну с турками. Он храбро сражался в знаменитой морской битве при Лепанто, потерял там левую руку, о чем часто упоминает с гордостью в своих произведениях.

До выздоровления от раны Сервантес жил в Мессине, потом снова отправился под начальством Маркантонио Колонны на войну с турками и участвовал в штурме Наварина. Но корабль, на котором плыл он, был захвачен корсарами и уведен в Алжир. Там Сервантес провел пять лет в рабстве у суровых господ. Несколько раз он с другими взятыми в рабство испанцами пытался бежать, выказывал в этих попытках непоколебимое мужество и высокое благородство.

Но все они кончались неудачно, и с каждым разом положение Сервантеса становилось хуже; его заковывали в цепи, водили на допросы. Мусульманская чернь ругала и била его; с допросов отводили его в темницу.

Назидательные новеллы

ревнивый эстремадурец ревнивый эстремадурец Несколько лет тому назад из одного эстремадурского селения уехал идальго, сын благородных родителей, который, подобно блудному сыну, расточал свои дни и имущество в различных городах Испании, Италии и Фландрии; наконец, после долгих скитаний когда родители его уже умерли, а деньги были прожиты он очутился в великом городе Севилье, где нашел более чем удобный случай окончательно спустить то немногое, что у него еще оставалось.

И вот, когда флотилии судов пришло время отправляться в Тьеррафирме[ ], он сговорился с адмиралом, припас дорожные вещи и камышовую подстилку, погрузился на корабль в Кадисе, осенил крестным знамением берега Испании, и суда при общем ликовании распустивши паруса, под легким попутным ветром снялись с места, через несколько часов потеряли из виду землю и вышли на широкую, привольную гладь великого отца вод, Моря-Океана. Наш путешественник погрузился в раздумье, припоминая все многочисленные и разнообразные бедствия, через которые он прошел за годы своих скитаний, и распущенность своего прошлого образа жизни; он строго отчитался перед собой и решил отныне изменить всю свою жизнь и совсем по-иному обходиться с тем достатком, который бог может послать ему в будущем, и гораздо скромнее, чем до сих пор, вести себя с женщинами.

ревнивый эстремадурец. Высокородная судомойка. Две девицы. Сеньора Корнелия. Обманная свадьба. Новелла о беседе собак. Подставная тетка.

А во всем виноват один мой приятель, из числа тех, которых в течение жизни я приобретал скорее своим характером, чем литературным даром. Что бы ему стоило, в самом деле как это у нас в обычае и в порядке , нарисовать или выгравировать меня на первом листе этой книги. Тем более, что знаменитый дон Хуан де Хауреги [1] , наверное, предоставил бы ему для этой цели мой портрет. Этим он удовлетворил бы и мое самолюбие и любопытство лиц, интересующихся тем, каковы черты и какова внешность человека, дерзающего всенародно, на площади мира, выступать со своими бесконечными замыслами.

Под портретом мой друг мог бы написать: Зовут его в просторечии Мигель де Сервантес Сааведра.

Мигель де Сервантес Сааведра

Комментарии Пролог к читателю Мне очень хотелось бы, любезнейший читатель, обойтись по возможности без всякого пролога, потому что предисловие, написанное мною для"Дон Кихота", прошло не настолько гладко, чтобы оставить во мне желание повторять недавний опыт. А во всем виноват один мой приятель, из числа тех, которых в течение жизни я приобретал скорее своим характером, чем литературным даром.

Что бы ему стоило, в самом деле как это у нас в обычае и в порядке , нарисовать или выгравировать меня на первом листе этой книги. Тем более, что знаменитый дон Хуан де Хауреги , наверное, предоставил бы ему для этой цели мой портрет. Этим он удовлетворил бы и мое самолюбие и любопытство лиц, интересующихся тем, каковы черты и какова внешность человека, дерзающего всенародно, на площади мира, выступать со своими бесконечными замыслами.

Мигель де СЕРВАНТЕС СААВЕДРА ХИТРОУМНЫЙ ИДАЛЬГО ДОН КИХОТ ЛАМАНЧСКИЙ НАЗИДАТЕЛЬНЫЕ НОВЕЛЛЫ АНГЛИЙСКАЯ ИСПАНКА СТИХИ ревнивый ЭСТРЕМАДУРЕЦ РИНКОНЕТЕ И КОРТАДИЛЬО СЕНЬОРА.

Назидательные новеллы-Мигель де Сервантес. Электронная библиотека, книги всех жанров Реклама: Назидательные новеллы-Мигель де Сервантес К сожалению бесплатное скачивание и чтение книг на нашем сайт больше не доступно. С каждым днем все сложнее и сложнее содержать подобного рода сайты, ежедневно нам поступают сотни жалоб от правообладателей и обрабатывать их в ручном режиме становится очень проблематично, поэтому мы приняли решение ограничить доступ ко всем произведениям, дабы все правообладатели остались довольны.

Мигуэль Де Сервантес

Хочешь узнать, как можно реально справиться с проблемой ревности и устранить ее из жизни? Жми здесь чтобы прочитать!